Системные интервенции при психических заболеваниях[1]


Я уже несколько лет работал шаманскими методами, когда весной 1993 года я встретил в Париже Дидье Дюма. Дюма, который умер в 2010 году, был психоаналитиком, известным своим трансгенерационным подходом в лечении психозов. Его работа помогла мне осознать то значение, которое при манифестации психических заболеваний часто имеют системные влияния. От моих учителей из шаманских культур я уже знал, что предки играют роль во всех областях нашей жизни. В шаманских ритуалах предков часто приглашают для того, чтобы их присутствие поддержало исцеляющее поле. Однако в ритуалах с участием предков обычно не затрагиваются специфические травмы, которые могли пережить предыдущие поколения. Дюма показал мне, что в психике каждого из нас есть «фантомы» - слово, которое оценили бы мои учителя-шаманы. Эти фантомы представляют собой эхо жизни наших предков, эхо, которые так и кружат по системе, пока не найдут избавления и не успокоятся. Дюма и другие психоаналитики, как, например, Анн Анселин Шутценбергер, просили своих клиентов рисовать генограммы, которые позволяли обнаружить в их семьях определенные шаблоны. При этом они исходили из принципа, что ключом к решению является осознанность. Познакомившись в конце 90-х с Бертом Хеллингером, я увидел, что его расстановки представляют собой мощный инструмент для выявления трансгенерационного переноса травм. Приглашая участников войти в роли членов семьи из разных поколений, им удавалось помочь найти новые пути друг к другу. Отношения определялись заново и становилось возможным новое равновесие.

 

Шаманская традиция, Дюма и Хеллингер – все они пришли к тому, что не разрешенные травмы предыдущих поколений могут обременять тех, кто появляется на свет в семейной системе в следующих поколениях. Однако в том, как они описывают возникающие там динамики, имеются некоторые существенные и сущностные различия. В шаманских традициях большинство ритуалов включают в себя молитвы за благополучие предков. И если никто не видит снов о том, что кто-то из предков страдает от боли и нуждается в помощи, то, в общем, предки рассматриваются как источник силы и благословения. Если посмотреть на работу Дюма и Хеллингера, то там обнаруживается более активное разбирательство с травмами предков, но их теории отличаются друг от друга. Так, Дюма видел «фантомы» - появляющиеся в системе неличные эхо или независимые энергетические матрицы. Хеллингер пришел к выводу, что психозы могут быть результатом «переплетения» или бессознательной идентификации с агрессором и жертвой, которые роковым образом друг с другом связаны. Дюма обычно видел в психозе накопление событий, произошедших как минимум в трех поколениях, в то время как Хеллингер сосредотачивался главным образом на судьбе одного конкретного предка или одной истории как корне переплетения.

 

Эти разные точки зрения непосредственно отражаются на способе работы с трансгенерационными травмами. Для Дюма осознание было ключом, который мог привести к разговору или, может быть, маленькому импровизированному ритуалу, который позволял этим эхо умолкнуть. Для Хеллингера была необходима прямая коммуникация между соответствующими людьми: заместители живых и мертвых побуждались к диалогу, содержащему в себе целительные фразы и зачастую прикосновения.

 

Шаманский способ работы с болезнью и травмой заключается в первую очередь в том, чтобы пригласить духовные источники силы: если эти источники делятся с нами своей силой, мы исцеляемся. Поскольку за каждым из нас находятся все поколения наших предков, поле предков представляет собой первичный источник силы, к которому мы можем обратиться всегда, когда нам что-то нужно. Болезнь – результат слабости, недостатка энергии. Когда сил не хватает, эту брешь может заполнить чужая энергия, которая туда не относится. Если отдельная личность или система слабы, то, чтобы заменить потерянную силу, требуется дополнительная сила из заслуживающего доверия источника, так чтобы внедрившаяся чужая энергия ушла и снова окреп целительный разум как часть, неотъемлемо присущая нашему телу и нашей душе. На основании этой шаманской парадигмы расстановка в самой простой своей форме может состоять только из клиента и поля его предков.

 

Во время работы группы один мужчина попросил о помощи для своей жены. Она страдала депрессией в комбинации с паническими атаками, которые делали ее зависимой от постоянного присутствия рядом с ней других людей. Самой жены на группе не было, но она дала мужу разрешение поработать для нее. Я пригласил мужчину выбрать заместительницу для его жены, а когда он это сделал, я попросил выбранную им женщину определить заместителей для ее (жены) родителей. Я поставил жену и ее родителей лицом друг к другу так, что они образовали треугольник. Затем родители выбрали заместителей для своих родителей, которые были поставлены за ними. Эти бабушки и дедушки клиентки в свою очередь выбрали своих родителей и так далее, пока все 70 участников группы не оказались в расстановке в роли предков. Я попросил заместительницу жены сказать следующее: «Мои дорогие предки! Я родилась, когда большинство из вас уже прожили свои жизни, и поэтому вы не знаете моего имени и моего лица. Пожалуйста, посмотрите на меня, я ваш потомок. Меня зовут (она называет свое имя). У меня сейчас трудный период, мне все время грустно и страшно. Есть ли среди вас те, кто может смотреть на меня приветливо? Вы можете поделиться со мной вашей силой, чтобы моя душа стала сильней и была не такой боязливой? Я приветствую вашу помощь». После этих слов женщина получила возможность походить по полю предков и останавливаться там, где ей хотелось; она могла побыть там какое-то время, установить зрительный контакт, дать себя обнять. Через 15 минут я попросил ее вернуться на исходную позицию. Затем она обратилась к предкам со словами: «Мои дорогие предки, спасибо вам за то, что вы мне сегодня дали. Я принимаю это с благодарностью». Предков я попросил ответить: «Наш дорогой потомок! Теперь мы знаем тебя, а ты знаешь нас. Ты в любой момент можешь навестить нас снова: во сне, в воспоминании, в медитации. Ты всегда будешь желанным гостем. Мы поделимся с тобой тем, что имеем. Сегодня ты взяла то, что смогла взять, в следующий раз ты получишь от нас еще больше». В качестве последнего движения я попросил ее мужа встать за женой, а жену медленно развернуться так, чтобы она могла его видеть, сделать шаг в его сторону и сказать: «Теперь у меня есть поддержка моих предков, с этого момента она всегда будет со мной». Полгода спустя я получил от этого мужчины сообщение, что со дня расстановки его жена чувствует больше внутренних сил и что она снова может на несколько часов оставаться одна, что стало большим облегчением для пары. У нее прибавилось сил и лучше получается обходиться со страхами.

 

Я часто руководствовался тезисом Дюма, что психоз представляет собой результат целой цепочки событий и травм на протяжении нескольких поколений, следствием чего стало появление множества разных форматов расстановок. Один из них я использовал в работе с молодым человеком, который страдал навязчивым страхом удушья, что часто приводило к тяжелым приступам гипервентиляции. Я попросил его с закрытыми глазами встать с краю расстановочного пространства, дал ему какое-то время привыкнуть к этому месту, а затем пригласил его установить контакт со страхом, который он часто испытывал, но при этом представить себе, что его страх уходит корнями к предкам, которые стоят перед ним в поле. Я попросил его довериться интуиции и сообщить, видит ли он или чувствует ли он здесь кого-то. Все так же с закрытыми глазами он начал показывать на определенные места: там он почувствовал двух детей, слева от него был старик, с другой стороны он почувствовал молодую женщину… Я выбирал заместителей для людей, которых он называл, и очень скоро там оказалось около пятнадцати человек. Я попросил их закрыть глаза, войти в роль и описать мне то, что у них произошло. Подавая знак рукой, они один за другим вызывались, чтобы сообщить, что они пережили. Они описывали свои ощущения, образы, впечатления и симптомы, и мы узнали, что у большинства из них произошло что-то, связанное с невозможностью дышать, кто-то, например, погиб в огне, кто-то был повешен или утонул в озере. Я попросил остальных участников, которые еще сидели на своих стульях, войти в расстановку в качестве целителей и помощников, чтобы никто из предков больше не стоял в одиночестве. В объятьях помощников заместители предков смогли выразить боль и страх, было пролито много слез. Постепенно все успокоилось. В заключение я попросил всех пришедших для поддержки помощников сказать заместителям предков: «Теперь ваши страдания позади. Все это случилось давно. Боль, которую вы когда-то испытали, теперь прошла, а вы больше не одни. Теперь мы здесь и мы останемся с вами. Мы уведем вас отсюда, из того места, где вы страдали, туда, где вы сможете отдохнуть». Постепенно отдельные группы людей стали перемещаться, пока не оказались там, где по их ощущению они могли найти покой. Затем установилась глубокая тишина. Все это время клиент наблюдал за работой. Параллельно с тем, как заместители постепенно переставали страдать, его дыхание становилось все глубже. В качестве последней интервенции я попросил переживших страдания предков посмотреть на него и сказать: «Дорогой потомок! Нам жаль, что наши страдания причинили вред тебе. Мы наконец-то обрели покой и наши раны готовы зажить. Сегодня ты вспомнил о нас. На этом новом месте, где мы стоим теперь, мы будем думать о тебе и посылать тебе наше благословение. Сегодня ты помог нам, и пусть те добрые пожелания, которые мы тебе посылаем, в свою очередь помогут тебе». Примерно через год я встретил этого клиента снова и он рассказал мне, что после той работы у него не было больше ни одного приступа гипервентиляции. Иногда он еще чувствовал некоторый страх задохнуться, но как только это случалось, он вспоминал расстановку и то, как каждый из его предков получил необходимую ему помощь, и страх снова уходил.

 

По наблюдению Берта Хеллингера, бессознательная лояльность может привязывать друг к другу двух людей из разных поколений так, что судьба одного из них повторяется. Эта концепция позволяет делать очень точную работу, в которой между ними находится новое равновесие. Как-то на группе одна женщина сказала мне, что хочет сделать расстановку, но у нее пока нет четкого представления о том, что бы она хотела расставить. И все же у нее было уверенное ощущение, что личная работа необходима. Я предложил ей подождать, пока тема не прояснится. По ходу семинара я периодически спрашивал, не появилось ли у нее больше ясности, и каждый раз она отвечала: «Я жду». К концу третьего дня все участники получили личные работы – кроме нее. У нас оставался еще час времени, я посмотрел на нее и спросил, что мы можем сделать. Вдруг она в отчаянии сказала: «Я все еще жду! Я все время жду, всю свою жизнь я только и делаю, что жду!» Казалось, через нее говорит что-то другое, и мне было понятно, что там действовало системное переплетение. Я спросил ее: «Кто в твоей семье все время ждал?» Она тут же ответила: «Сестра моей бабушки. В юности у нее была любовь с одним молодым человеком, который уехал потом в Южную Америку, но он сказал ей, что однажды вернется и заберет ее к себе. Больше она никогда о нем не слышала и никогда в своей жизни никого больше не любила. Она ждала его всегда, даже когда состарилась, до самого конца жизни».

 

Я поставил сестру бабушки и ее возлюбленного и пригласил клиентку наблюдать за ними с некоторого расстояния. Увидев друг друга, сестра бабушки и ее любимый были очень тронуты, их неудержимо тянуло друг к другу. У меня сложилось впечатление, что тут вмешалась судьба и у молодого человека не было возможности возобновить контакт с его возлюбленной. Может быть, он погиб во время путешествия или случилось что-то еще. Когда они коснулись друг друга, я попросил их сказать: «Ожидание наконец закончилось». Они закрыли глаза и буквально слились в объятьях. Через пару минут я попросил их вместе посмотреть на клиентку и сказать: «Ты ощущала наше ожидание как часть себя. Поскольку ты это чувствовала, сегодня мы были приглашены в это пространство и наше ожидание наконец закончилось. Спасибо, что ты думала о нас. Поскольку наше ожидание теперь завершилось, ты тоже можешь перестать ждать. Мы желаем тебе добра в жизни и в любви. Наше благословение будет всегда с тобой». Клиента почувствовала огромное облегчение, как будто с ее плеч сняли тяжелый груз.

 

Три описанных мной случая представляют собой примеры того, как я по отдельности применял и включал в мою расстановочную практику три парадигмы относительно динамик между поколениями. С годами все они постепенно интегрировались и я стал называть мою работу „Systemic Ritual“  (системный ритуал). В последнем примере я хотел бы описать одну работу, типичную для моего подхода в работе с клиентами с психозом в анамнезе. Клиенткой была молодая женщина из бывшей Югославии, в анамнезе которой имели место неоднократные психотические эпизоды. Я выстроил ритуал в три концентрических круга с клиенткой посередине. Для внутреннего круга я попросил ее выбрать заместителей для разных аспектов ее симптоматики. Она выбрала страх, ярость, диссоциацию, дезориентацию, ощущение «парения в воздухе, вместо того чтобы чувствовать землю под ногами» и некоторые другие. В этом кругу стояли примерно десять разных аспектов ее психоза. Второй круг, охватывавший первый, состоял из заместителей членов семьи и элементов, имеющих отношение к ее происхождению и биографии. Сначала я выбрал заместителей для самой клиентки, ее родителей и бабушек-дедушек. Затем я пригласил членов группы выступить в роли разных этнических групп, к которым принадлежали предки клиентки: это были боснийцы и сербы, а также синти и рома. Рядом с заместителями для этих групп я поставил «смерть» этой группы. Затем я выбрал заместителей для Второй мировой войны, войн в Югославии с 1991 по 2001 год и «того, что было забыто». Для третьего, самого большого круга, я пригласил встать всех, кто еще не был в роли. Они стали заместителями тех предков, которые могли оказать поддержку. В этом формате можно увидеть все три влияния на мою работу. Большая группа нейтральных предков представляет собой шаманский элемент. Средний круг, состоявший из индивидуальных членов семьи (и некоторых абстрактных энергий, как, например, «война»), мог бы быть поставлен Бертом Хеллингером. Внутренний круг из элементов психоза – это интерпретация точки зрения Дюма, что перенос травм происходит через фантомы: не из-за лояльности или прямой связи между двумя или более лицами, а потому что по системе «гуляют» эхо – независимые энергии из нескольких поколений, которые приходят и уходят, когда им вздумается, пока их не удастся успокоить.

 

Я попросил клиентку встать в середину и сказать кругу симптомов: «Вы – симптомы моего психоза. Я всех вас очень хорошо знаю. Вы проявляетесь в моих чувствах, моих мыслях, моих снах и кошмарах. Но даже если вы появляетесь во мне, ваши корни могут быть где-то еще. Мои симптомы, я всеми способами пыталась вас понять, но вы по-прежнему остаетесь для меня загадкой. Сегодня я пригласила вас, чтобы вы могли услышать мой голос. Пожалуйста, посмотрите теперь какое-то время не на меня, а на тех, кто стоит вокруг вас. И задайте себе такой вопрос: “Откуда я пришел?" Пожалуйста, найдите себе место там, где находятся ваши корни. Пожалуйста, вернитесь туда, где вы начались, чтобы вам больше не приходилось смотреть на меня, чтобы найти себе место». Симптомы начали смотреть на внешний для себя круг и постепенно менять свои места. Один симптом отправился к матери клиентки, другой встал между сербами, синти и рома. Через какое-то время все нашли свое место. Только один симптом встал рядом с заместительницей клиентки, все остальные заняли другие позиции. Они посмотрели на человека, от которого, как им казалось, они брали свое начало, и сказали: «Я происхожу от тебя. Пожалуйста, возьми меня обратно, чтобы я мог успокоиться». Заместители в среднем кругу повернулись к внешнему кругу предков и сказали: «Дорогие предки, к нам теперь возвращается то, на что мы пытались не смотреть. В прошлом у нас не было сил на это смотреть и держать это при себе, и оно ушло. Но теперь это возвращается и просит нас держать его и оставить при себе. Пожалуйста, предки, поделитесь с нами вашей силой, чтобы мы были в состоянии интегрировать то, что относится к нам, чтобы с вашей помощью мы снова стали целыми». Теперь круги распались и образовались маленькие группы из представителей всех трех кругов. Каждая из них нашла свой способ держать и интегрировать симптом. Несколько предков из внешнего круга подошли к самой клиентке, которая по-прежнему стояла в центре, и поддержали ее в созерцании происходивших процессов. Через некоторое время маленькие группы затихли и перестали двигаться. Каждая являла собой образ мирной интеграции. Мы закончили ритуал. После этой работы я в течение нескольких месяцев получал от клиентки открытки, в которых она рассказывала мне о том, что многие ее симптомы прошли и больше не возвращались. Она не избавилась от болезни полностью, но некоторые симптомы исчезли, а другие стали менее интенсивными. Она испытывала облегчение и воспринимала ритуал как важный шаг в правильном направлении. 

 

Психоз представляет собой очень комплексный феномен. Потеря душевного здоровья может иметь множество причин, а причастные к этому факторы часто сплетаются между собой так, что различить их бывает очень трудно. Начало психоза может быть вызвано взаимодействием наследственных, биохимических, психологических, социальных и системных причин – и это лишь некоторые из возможных вариантов. Я думаю, что как расстановщики мы всегда должны ясно осознавать, что системные факторы часто играют здесь свою роль, однако расстановка или системный ритуал могут проделать, как правило,  лишь часть работы. Расстановка не может заменить работу с травмой, психологическое/психиатрическое или медикаментозное лечение. Как я описал в примерах, после расстановки клиенты испытывали частичное облегчение своих симптомов, однако прояснено было не все. Расстановки наверняка могут помочь найти решение для части пазла, с которым нас конфронтируют психические заболевания, но, по моему опыту, их следует рассматривать как шаг на пути, а не все путешествие в целом. Если мы понимаем и принимаем это ограничение, то мы не будем создавать у наших клиентов нереалистичных ожиданий и сможем быть благодарны за любой конструктивный эффект, сколь бы он ни был мал. Чтобы избежать негативных результатов, существует несколько правил гигиены, которых я придерживаюсь, когда меня просит о помощи человек с психозом в анамнезе. В самую первую очередь: если человек недавно перенес срыв или психоз, я с ним не работаю. Иногда заместители выражают в расстановке очень интенсивные чувства, что может выбить из равновесия клиента, если он недостаточно заземлен. Расстановка способна даже вызвать новый психотический эпизод. Поэтому я, как правило, работаю только с клиентами, которые были стабильны на протяжении как минимум года, с помощью или без помощи медикаментов. Кроме того, я всегда прошу клиентов сообщать ключевым лицам в их системе помощи о том, что они собираются принять участие в группе, где они, возможно, получат расстановку или системный ритуал. Таким образом, в случае, если им понадобится помощь, в их распоряжении будут друзья и люди, на которых они могут рассчитывать. Если клиенты проходят терапию, я прошу их информировать терапевта об участии в группе, чтобы они могли потом обсудить сделанную нами работу. Также я не стану работать с таким клиентом в первый день, чтобы мы оба могли сначала оценить его реакцию: в состоянии ли он справляться с интенсивностью ритуала, входом в роли и выходом из ролей? Если да, то, может быть, на второй день мы попробуем сделать расстановку. Понимание и соблюдение этих правил безопасности и ограничений позволяет безопасно работать в рамках наших возможностей, реалистичным и ответственным образом поддерживать наших клиентов на их пути к исцелению.

Даан ван Кампенхаут

daanvankampenhout.com



[1] Оригинал статьи опубликован в журнале “Praxis der Systemaufstellung” (1/2016)

ВСЕ СТАТЬИ

Марианне Франке-Грикш.
Системное мышление и системная работа в школе.

С 1964 года я работаю учительницей в начальной и средней школе. Опыт, который я приобрела за последние 12 лет, проводя семинары по семейной расстановке по методу Берта Хеллингера, дал мне знания, которые я с успехом могу применять и в школе.
Читать далее..

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Принято важное решение по вопросу о развитии «Системно-феноменологической психотерапии (консультирования) и системных расстановок®» в России!
Читать далее..

Системная расстановка – поворотный момент в жизни.

Системная расстановка – поворотный момент в жизни. Даже одна системная расстановка может очень многое изменить в чьей-то жизни. Может даже и вовсе все перевернуть...
Читать далее..

МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА - книга-тренинг

Посвящается мужчинам и женщинам, жёнам и мужьям, любовникам и любовницам, мамам и папам, дочерям и сыновьям, сёстрам и братьям, бабушкам и дедушкам..
Читать далее..

Работает на Amiro CMS - Free