Ахим Ковальчик. Семейная расстановка с претендентами на опекунство.

Как наша семья превращается в опекунскую?

Семейная расстановка с претендентами на опекунство

Ахим Ковальчик

Попечение и воспитание являются естественным правом родителей и их первоочередным долгом.

(KJHG 1, Abs. 2)

Если существуют основные права, то... (это) право ребенка на своих родителей и свой род.

Берт Хеллингер (1994, с. 343)

Социальное попечение о несовершеннолетних и опекунство

Наблюдаемое в последние годы увеличение числа случаев помещения детей в опекунские семьи вместо стационарных социально-педагогических учреждений является не результатом эмпирических социологических исследований, а скорее реакцией на ограниченность социальных бюджетов, в том числе в сфере попечения о несовершеннолетних. Управления по делам молодежи все чаще ищут опекунские семьи, чтобы при необходимости не нужно было помещать ребенка в приют, но также для того, чтобы иметь возможность передавать детей и подростков из приютов в опекунские семьи. Так, службы опеки вербуют все больше родителей, желающих принять к себе ребенка на короткий, средний или длительный срок, и проводят усиленную агитацию, например, Служба молодежи и семьи города Вены, уже и в Интернете.

Дилемма совместимости биологического и социального родительства

В работе с опекунскими семьями постоянно возникает тема поля напряжения между «родными родителями», с одной стороны, и «приемными родителями» – с другой. Как правило, для родных родителей неудача в выполнении своей функции является болезненным поражением, которое нужно как-то переварить. Что касается приемных родителей, то у них нередко обнаруживается недостаток компетентности в том, как обходиться с реальностью родных родителей. Родные родители часто табуизируются, обесцениваются и рассматриваются ими как враги, которые, однако, могут нанести болезненную потерю, забрав ребенка обратно. Чтобы избежать этих почти обязательно возникающих тягостных чувств или отогнать их, существует столь часто встречающийся феномен обесценивания и «вычеркивания» многими приемными родителями родных родителей своих приемных детей. А у родных родителей, в свою очередь, существует негативный настрой по отношению к приемным родителям. В большинстве случаев обе стороны не застрахованы от подобного открытого или скрытого соперничества, и, чтобы адекватно справляться с поставленными перед ними задачами, им требуется профессиональная поддержка. В центре «поля брани» находится ребенок, который из-за обоюдного обесценивания, обусловленного самыми разными мотивами, переживает тяжелый конфликт лояльности и нередко бывает вынужден решать дилемму или-или в пользу одной из родительских пар (Roth, 1990,; Kaiser et al., 1990,; Schumann, 1987,; Kinzinger, 1982). Чаще всего именно он оказывается побежденным в соревновании взрослых за лучшую позицию, и именно ему всегда приходится платить самую высокую цену, независимо от того, участвует он в этом или нет.

Те, кто по роду службы имеют дело с обеими сторонами, как и дети, быстро начинают ощущать некоторую амбивалентность и неуверенность, затрудняющую налаживание хорошего взаимопонимания и кооперации с обеими сторонами.

В литературе дискутируются совершенно противоположные точки зрения на то, какие задачи и функции надлежит выполнять приемным родителям. Повсеместный на сегодняшний день спор между конкурирующими адептами «не более чем необходимого контакта» (Nienstedt u. Westermann, 1989) и «максимально возможного контакта» (Koetter, 1994,; Gudat, 1987) в опекунстве кажется не чем иным, как спором между представителями психодинамически и системно-ориентированных подходов. Первые хотят дать ребенку в «эрзац-семье» возможность новых объектных отношений с приемными родителями, которые следует максимально защищать от вмешательства родных родителей. Последние отдают приоритет связи ребенка с его родными родителями и рассматривают приемные семьи как «дополняющие», где социальные родители выполняют обязанности заместителей родных родителей, с которыми дети должны сохранять максимально возможный контакт, чему могут способствовать все участвующие лица.

Подготовка к опекунству – данные исследований

При подготовке приемных родителей, как и в профессиональном сопровождении, речь необходимым образом идет о повышении уровня знаний, прояснении позиций и умножении навыков. Так, Хайнце (1995) с целью повышения компетентности в разрешении ожидаемых будущих проблем и трудностей включает в однодневный подготовительный семинар ориентационный анализ и гештальттерапию. Хермес и Зингер (1995) говорят о системно-ориентированном выборе и кураторской помощи приемным семьям. Текстор (1995) по результатам опроса 105 приемных родителей сообщает, что работа опекунских служб вообще оказалась неудачной, и желательна лучшая подготовка путем проведения вечерних и воскресных курсов, подробных индивидуальных бесед, тщательного исследования ребенка, прояснения отношений между родной семьей и приемными родителями перед передачей ребенка и, в конце концов, постепенное установление контакта между приемной семьей и ребенком. Как и многие другие (например, Kaiser, 1995,; Buech, 1995), Текстор выступает за бóльшую профессионализацию приемных родителей, как и работающих в этой области специалистов. К сожалению, на практике это требование практически не выполняется. Округ, где я работаю в семейной консультации и откуда оказываю поддержку единственному сотруднику службы опеки, со своими приблизительно 300 000 жителями является самым большим по площади округом Федеральной Республики. Из соображений экономии эта специальная служба располагает всего одним специалистом. Другие системы поддержки приемных семей, такие как консультации по вопросам воспитания, общая социальная служба ведомств по делам молодежи и немногочисленные группы самопомощи, перегружены и едва ли могут действовать превентивно, если вообще могут.

О профиле приемных семей

Хотя в течение долгого времени не имелось никаких подкрепленных данными выводов о полезных признаках опекунских семей (Jena u. Wohlert, 1990), однако существуют некоторые эмпирические данные, которые дают первые отправные точки. Так, Кёттер (1994) в своем эмпирическом исследовании гостевых контактов в опекунских семьях обнаружила, что опекунские семьи, наиболее подходящие для функционирующей системы посещений, обладают следующими признаками:

1) в семье есть родные дети,

2) на момент установления опеки приемная мать и приемный ребенок более старшего возраста,

3) нет стремления к обязательному последующему усыновлению ребенка,

4) основной мотив – скорее милосердие,

5) усваивается явно позитивная установка по отношению к родным родителям и

6) есть готовность встроиться в поддерживающую социальную систему

 (если называть только самые главные признаки).

 

Указанный Кёттер первый пункт подтверждается и выборкой по Австрии, проведенной Кинаст (1994), на основе которой автор показывает, что из 146 опрошенных родителей у приемных родителей без родных детей отношение к родным родителям ребенка в целом значительно более неблагоприятное, чем у родителей с родными детьми. Рэй и Хорнер (1990) в сравнительном исследовании более и менее эффективных пар приемных родителей установили, что профиль успешных пар характеризуется определенным соответствием нормам и принадлежностью к среднему классу, а большей успешности способствуют такие факторы, как самодисциплина, зрелость, соотнесенность с реальностью, энтузиазм и способность принимать логичные решения.

Дополняющая семья и теоретические аспекты привязанности

Как раз в последнее время публикуется все больше результатов исследования привязанностей (Grossmann u. Grossmann, 1995), которые применяются в области психотерапии. Представители психодинамики (Schmidt u. Strauss, 1996), а также системной терапии (Scheuerer-Englisch, 1995,; Stierlin, 1995) высказывают свое мнение по этому вопросу со своих особых точек зрения. Однако по ситуации с опекунскими семьями публикаций до сих пор практически нет.

Идея дополняющей семьи, на которую я здесь ссылаюсь, это практическая модель, предоставляющая родным родителям гораздо более внешнее и тем не менее всегда внутреннее место для их детей с целью репрезентации ранней привязанности и идущая навстречу детской способности иметь несколько привязанностей одновременно. Все большее признание получает понимание того, что дети глубоко привязаны к своим родителям и хотят эту привязанность сохранить, даже если были рано с ними разлучены, отвергались, были заброшены или с ними жестоко обращались (Ziegenhain, 1996,; Crittenden, 1995). Концепция дополняющей семьи должна способствовать созданию благоприятного эмоционального климата в отношении родных родителей и оставлять за ними некоторые функции, чтобы избавить детей от типичных триангуляций и опыта потерь. Кроме того, она может способствовать укреплению позиции приемного ребенка и противодействовать ощущению ненадежности связи с вытекающими отсюда типичными трудностями в развитии личности и формировании идентичности приемных детей. Уравновешивающий эффект «как, так и» концепции дополняющей семьи поначалу довольно трудно описать теоретически, однако во время расстановок опекунских семей он быстро воплощается в конкретный образ, когда люди вдруг решаются на совершенно поразительный шаг – увидеть в семейной расстановке себя вместе с родными родителями (их заместителями).

Таким образом можно заблаговременно, еще до установления опеки, подготовить поле для создания предпосылок успешного и уважительного общения обеих родительских пар, каждая из которых может признавать права и заслуги другой стороны. При этом решающим моментом является то, что приемный ребенок имеет право любить обе пары своих родителей, не становясь при этом нелояльным по отношению к одной из них. Дети должны научиться жить с «двумя парами родителей», отношения которых между собой достаточно прояснены и отрегулированы (Gauly, Knobbe, 1995,; Kinzinger, 1982). Вебер (1995, с. 206) представляет в этой связи идею «двойного гражданства», при котором дети могут развиваться наилучшим образом. Основание будущего двойного членства этих детей в родительской и в опекунской системах закладывается на подготовительных семинарах и способствует более мягкой смене референтных лиц.

Подготовка расстановок опекунских семей на однодневном семинаре

Свои рассуждения я хотел бы предварить замечанием, что речь здесь идет о парах (за одним исключением тех, кто не имел никакого предварительного опыта психотерапии), не ожидавших ничего подобного от подготовительных семинаров и, как правило, профессионально не связанных с психосоциальной сферой. В этом отношении контекст семинаров с приемными родителями заметно отличается от семинаров терапевтических. Разработанный Хеллингером (1994) и впервые представленный широкой общественности Вебером (1993) метод семейной расстановки был модифицирован в описанной ниже форме, чтобы дать возможность людям без терапевтического запроса, но с очень специальной проблемой заранее познакомиться с индивидуальными и системными последствиями социального родительства.

После первого контакта с сотрудником службы опеки детей, когда проясняются немногочисленные базовые предпосылки установления опеки, претенденты собираются на два однодневных информационных семинара. На первом семинаре обсуждаются в основном административные и юридические аспекты опеки, а на втором, который провожу я, на переднем плане находятся психосоциальные и семейно-динамические темы. Информационные семинары имеют целью подготовку к предстоящему опекунству, но определенным образом они косвенно являются еще и отборочными, поскольку иногда только здесь участвующим парам становится ясно, что они неверно оценили требования и слишком мало отвечают необходимым условиям, причем нам не приходится говорить им об этом открыто. Обычно после подготовительных семинаров такие претенденты оставляют свое намерение, а со стороны организаторов им предоставляется таким образом возможность достойного отступления.

Расстановки

После теоретического введения в особую семейную динамику опекунских семей парам-претендентам дается первая информация о ходе семейной расстановки, чтобы таким образом подвести их к этому методу работы. Затем следует предложение познакомиться теперь самим с этой формой наглядного представления комплексных системных сил в семьях и с его помощью суметь, может быть, несколько лучше интегрировать будущего приемного ребенка в семью. На первом этапе один из партнеров расставляет нынешнюю систему без приемного ребенка. Поначалу я не давал заместителям обсуждать свои впечатления на их местах в расстановке, я просил их только осознанно воспринимать свои ощущения, чтобы затем просто подчеркнуть изменения, когда на втором этапе в расстановку будет введен ребенок. Я действовал так потому, что, на мой взгляд, не имел права проливать свет на динамику семьи в отсутствие запроса; и все же иной раз проблема пары становилась очевидной уже благодаря самому образу или словам заместителей. Так, отец двух детей поставил их сначала к заместительнице своей жены, затем развернул своего заместителя и отставил его подальше, а в заключение еще и поставил приемного ребенка к матери. В высказываниях матери, детей и приемного ребенка прозвучало недовольство и беспокойство об отце. Сейчас я опрашиваю заместителей уже после первого этапа (расстановка без приемного ребенка) и с помощью конструктивных и ориентированных на ресурсы комментариев стараюсь предотвратить намечающиеся в семье трудности. Следующие шаги – включение в расстановку приемного ребенка и в заключение – одного или обоих родных родителей ребенка.

Первый опыт этих семинаров показывает, что претенденты на опекунство часто ставят заместителей будущих приемных детей на малофункциональные места, характеризующиеся, в частности, тем, что:

 

зачастую форсируется чрезмерная близость к одному из приемных родителей;

родные дети должны уступить место без учета их прежнего положения в иерархии и альянсах;

не попадают в поле зрения родные родители приемных детей.

 

Пример 1

Молодая пара с двумя собственными детьми. Муж решает сделать расстановку. В итоге семья стоит полукругом, все участники чувствуют себя хорошо. Затем он ставит приемную дочь рядом с матерью и для этого немного отодвигает в сторону одного из родных детей. Настроение резко меняется; особенно протестует переставленный ребенок, заместительница приемной дочери тоже подавлена. В результате хорошее место для нее обнаруживается на некотором расстоянии от полукруга приемной семьи, но и здесь ей по-прежнему не хватает чего-то, чего она не может назвать. Я ставлю позади нее ее родную мать, и теперь она говорит об ощущении покоя и явном улучшении. Заместители приемных родителей тоже высказываются позитивно по поводу этой констелляции, где за своей приемной дочерью они видят ее родную мать. Реальные приемные родители, наблюдавшие этот процесс со своих мест, выражают сдержанное изумление. Заместительницы приемной дочери и одной из родных дочерей тоже поражены таким исходом, поскольку в начале семинара обе женщины выказывали явное неприятие идеи быть «всего лишь» заместителями родных родителей. Здесь, как и во многих других расстановках, реальные лица даже приблизительно не дали бы такой полезной информации, как это сделали их заместители.

 

Пример 2

Расстановку своей семьи делает фрау Б. (около 50 лет), мать четверых детей, один из которых уже живет своим домом. На семинар она пришла одна, на прошлом семинаре ее мужа тоже не было. Она уверяет, что он точно так же, как и она, заинтересован в том, чтобы взять ребенка, но, к сожалению, в то время, когда проходят семинары, он занят по работе (семинары проходят по субботам, чтобы дать возможность участвовать обоим партнерам). Из троих живущих с ними детей младшая – 17-летняя девочка с задержкой умственного развития. Фрау Б. приглашает заместителей и при этом сначала забывает саму себя. Она ставит семью полукругом, дочь-инвалида – спиной к остальным в середину, как в фокусе линзы. Следующим шагом мать просит еще одну участницу стать заместительницей приемной дочери и ставит ее рядом с больной дочерью. Заместители высказываются по поводу своих ощущений и впечатлений: заместительница матери воспринимает дочь-инвалида как стоящую перед ней глыбу и чувствует тенденцию упасть назад, а также ощущает недостаточный контакт с мужем. В этой точке стало ясно, что фрау Б. чувствовала себя покинутой мужем (взять ребенка было ее идеей) и искала для своей дочери равную ей по развитию подругу для игр. Она сидела во внешнем круге и согласно кивала во время многих высказываний ее заместительницы. Попытка расставить приемлемый для всех участников образ закончилась вариантом, где было больше контакта в паре, дочь-инвалид повернулась к семье лицом, а у приемного ребенка стало больше контакта с остальными детьми. В заключение фрау Б. сама встала на свое место и попыталась воспринять в себя измененную расстановку. Она получила задание подробно рассказать обо всем мужу.

Пример 3

Бездетная пара, около сорока лет, живет под одной крышей с матерью мужа, но они ведут раздельное хозяйство. Так как матери мужа предстоит исполнять что-то вроде функции со-воспитывающей бабушки, муж включает ее в расстановку семьи. Выбирая заместительницу будущей приемной дочери, он останавливается на молодой и очень худой женщине, о которой я до этого слышал, что она проходит психотерапевтическое лечение по поводу пищевых нарушений. При опросе заместительница приемной дочери говорит, что ей очень плохо, и на мою просьбу дать этому ощущению пространственное выражение, выбегает из расстановки и успокаивается только далеко за пределами круга стульев. Так как, по моему впечатлению, это никак не связано с динамикой расставленной семьи, а скорее с ее собственной ситуацией, я прошу стать заместительницей дочери другую женщину, и дальше все идет без проблем, а также без сравнимой реакции на приемного отца. Позже убежавшая заместительница говорила о спонтанной реактивации страхов по отношению к собственному отцу. В заключение по совету сотрудника службы опеки пара сначала на время дистанцировалась от желания взять ребенка, что обоим оказалось нетрудно, поскольку они уже получили соответствующий импульс.

 

Именно форма семейной расстановки дает здесь большие преимущества, так как:

она часто бывает очень информативной в плане изменения семейных отношений как для расставляющей пары, так и для других участников;

она позволяет эскизно представить опыт будущего опекунства, что может способствовать подобающей интеграции приемного ребенка;

создаются несколько более реалистичные ожидания в отношении будущего социального родительства, которое, однажды отчетливо воспринятое, позже легче репродуцируется в повседневной жизни;

она дает возможность в каждом отдельном случае осторожно заговорить об ожидаемых препятствиях и возможных кризисах и

во многих отношениях предвосхитить последствия опекунства для многих пар, в том числе и не делавших расстановку.

Резюме

Расстановки с приемными родителями (или претендентами на опекунство) я понимаю как превентивную и информирующую работу. Перед глазами участников символически разворачиваются карты динамики собственной семьи, а также семьи приемного ребенка, и в виде намека им сообщается определенное «знание местности» в отношении установок, чувств и поведения, возникающих в результате взаимодействия. Это помогает сформировать позицию, которая не столько подчеркивает трудности в процессе опекунства, сколько обостряет взгляд на решения. Подготавливается создание эмоционального союза между социальными и биологическими родителями и раскрытие системы опекунской семьи по отношению к родительской семье ребенка. Такую возможность, как мне кажется, дает прежде всего сбалансирование позиций и высказывания заместителей в расстановках и подчеркивает соответствующая обратная связь от участников семинара. И потом, признание с помощью расстановки всех, кто относится к системе приемного ребенка, способно противодействовать возникновению часто наблюдаемого на практике чувства потерянности у этих детей и помочь успешно разобраться с его историей. Проверка приобретенного здесь опыта и утверждений с помощью методов качественного социального исследования, аналогичного предпринятому Франке (1996), могла бы продвинуть вперед развитие подходящих моделей в опекунстве.

ВСЕ СТАТЬИ

Марианне Франке-Грикш.
Системное мышление и системная работа в школе.

С 1964 года я работаю учительницей в начальной и средней школе. Опыт, который я приобрела за последние 12 лет, проводя семинары по семейной расстановке по методу Берта Хеллингера, дал мне знания, которые я с успехом могу применять и в школе.
Читать далее..

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Принято важное решение по вопросу о развитии «Системно-феноменологической психотерапии (консультирования) и системных расстановок®» в России!
Читать далее..

Системная расстановка – поворотный момент в жизни.

Системная расстановка – поворотный момент в жизни. Даже одна системная расстановка может очень многое изменить в чьей-то жизни. Может даже и вовсе все перевернуть...
Читать далее..

МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА - книга-тренинг

Посвящается мужчинам и женщинам, жёнам и мужьям, любовникам и любовницам, мамам и папам, дочерям и сыновьям, сёстрам и братьям, бабушкам и дедушкам..
Читать далее..

Работает на Amiro CMS - Free