Гуни-Лейла Бакса. Изучение неизучаемого.

Изучение неизучаемого

Опыт проведения программы по обучению расстановке

Гуни-Лейла Бакса

Одногодичная программа по обучению расстановке, о структуре, содержании и опыте которой я расскажу ниже, проводилась мной и Кристиной Эссен в Австрии. Программа была рассчитана на 16 дней, разбитых на четыре семинара. Кроме того, в промежутках между семинарами участники неоднократно встречались в пир-группах, где обменивались мнениями по поводу содержания семинаров, смотрели видеозаписи, упражнялись и продолжали то, что было выработано на семинарах. Программа была ориентирована на психотерапевтов и супервизоров. На каждого приходилось по восемь-девять дней работы с расстановками в группах обмена опытом.

По вопросу обучения работе методом расстановки сегодня существуют самые противоположные представления. Можно ли вообще научить расстановке систем? Существует ли угроза превращения в школу и контроля? Не покидаем ли мы тем самым пространство, из которого происходят расстановки? С другой стороны, как приобрести безусловно необходимую высокую степень саморефлексии, опыта, зрелости, владения ремеслом и знания?

 

По счастливой случайности в студенческие годы мне почти одновременно довелось участвовать в двух разных мероприятиях на одну и ту же тему. Речь шла о «Страданиях юного Вертера». Семинар в рамках программы по германистике профессор А. оформил как критический анализ текста, основанный на обширных знаниях. Мы исследовали особенности языка Гете, «раскладывали» отдельные отрывки текста, выявляли часто используемые мотивы, прослеживали их появление и вариации в истории литературы и еще многое другое.

Совсем иным было второе мероприятие: после некоторых вступительных фраз господин С., философ, начал свою лекцию примерно так: «Пожалуйста, на мгновение остановитесь. Позвольте этим словам обратиться непосредственно к вам. Откройте душу совместному познаванию смысла и силы этого произведения».

Два совершенно разных подхода, позволяющих учиться очень по-разному.

 

Расставляя семьи, мы раскрываем душу тому, что проявляется в расстановке. Тому, что непосредственно обнаруживается, что выходит из темноты на свет.

 

Несколько лет назад стали очень популярны трехмерные картинки. Непривычный в обыденной жизни способ смотрения превращает простые двухмерные образы в нечто совершенно иное. Найдя этот род созерцания, мы оказываемся охваченными «чем-то». Взгляд уходит в глубину, появляется новое измерение – глубина – и выстраивает все по-новому.

 

Теоретическое знание, личное мнение, мышление и желание отступают на задний план, превращаясь в «инструмент» в руках руководителя расстановок, чьи действия основываются на позиции не-знания, «дать-себе-показать» и «позволить-себя-охватить». Мы постигаем это путем непосредственного переживания.

1. Учиться путем участия и участвующего наблюдения

Поэтому много места в обучении занимают расстановки – как по личным запросам, так и супервизионные. Помимо семей мы расставляем организации, системы помощников, «внутренние семьи» или делаем «структурные расстановки» (тетралемма, расстановки проблемы или тела по Шпаррер и Варге фон Кибед).

Мы считаем, что при переходе к работе с расстановками необходим собственный опыт, который позволяет задающим вопрос самым непосредственным образом познакомиться с воздействием расстановок. Что меняется? Что (сразу или с течением времени) находит решение в плане запроса, места и функции в системе? В плане чувств и свободы действий? Принимая на себя чью-то роль, человек знакомится с самыми разными системами, изнутри познает процессы и шаги к решению, и в то же время тут вряд ли можно избежать удивления и освобождения от собственных желаний. Позиция участвующего наблюдения дает возможность диссоциированного соосуществления всего процесса и часто побуждает к ведущим дальше вопросам и размышлениям.

Поле восприятия

Любой вид участия в расстановках способствует росту открытости и чувствительности по отношению к полю восприятия. Переживание этого пространства в первую очередь тронуло и привлекло к этой работе многих участников. Нам часто приходится слышать, какой поддержкой стал для них этот «расширенный или глубокий» взгляд, удивительное восприятие и некоторая связанная с этим дистанция в их повседневном общении с людьми. Зато обсуждения, следовавшие непосредственно за каждой расстановкой, превратились в важную дискуссию.

В вопросах и ответах, давая теорию и методику, мы часто оставались охваченными этим пространством. Более отчетливо проступало метафорическое качество создающих реальность инстанций нашей повседневной жизни (таких, как время, пространство или язык). Мы все становились более чуткими к перемещениям между уровнями познания. Этому состоянию открытого и одновременно сосредоточенного внимания учат некоторые методы различных терапевтических направлений и духовных практик.

В рамках обучающей программы мы указывали на такую возможность с помощью телесной работы и некоторых упражнений на восприятие.

Где и как течет любовь?

Моя бабушка часто говорила: «Как крикнешь, так и отзовется» – то есть ответ мы получаем на том же уровне, на котором задаем вопрос. В отказе от любого рода диагнозов и прочих жестких установок, таких как (хорошие или плохие) качества и т. д., вопрос «Где и как течет любовь?» заключает союз с ресурсами и целительными силами системы. Особенно инновационной работа с расстановками кажется нам в своей последовательной ориентированности на решение; непривычная для многих участников позиция, повлекшая за собой интенсивные процессы внутренней и внешней переориентации.

2. Учиться путем проб, упражнения и собственной работы

Расстановки часто напоминают нам произведение искусства. Подобно тому, как для музыканта его инструмент, как для художника кисти и краски, для скульптора камень и резец являются средствами коммуникации, с помощью которых они «говорят» (и которые «говорят» через них), для руководителя расстановки таким средством, которому он позволяет себя вести и с помощью которого он работает, является расстановка. Чем лучше он знает свой инструмент, тем свободнее он для того, что стремится себя выразить, что он (на нем играя) может дать. Тогда «мастерство» мы часто видим в том числе в сжатости и ясности, которые кажутся нам такими простыми и легкими.

В рамках программы мы организовали маленькую «мастерскую» и разработали ряд последовательных упражнений, призванных дать участникам возможность постепенного «врастания» в самостоятельное проведение расстановок.

Вначале это было упражнение со вспомогательными средствами, то есть расстановки с помощью символов: обуви, подушек, стульев, кнопок, пластилина, семейной доски и составление генограмм. Обычно такие расстановки не столь интенсивны и концентрированны, как расстановки с заместителями, и тем не менее они позволяют скорее игровое опробование вариантов их применения.

Какие символы в каких контекстах и при каких вопросах следует использовать? Есть ли разница, если система расставлена с помощью стульев, разложена в виде маленьких предметов, слеплена из пластилина или нарисована в виде генограммы; если расстановка проводится в рамках индивидуальной терапии или на консультации с большим количеством помощников или на супервизии? В работе со вспомогательными средствами плодотворными оказались варианты диссоциаций и ассоциаций с отдельными частями системы.

Мы можем, например, просить клиентов встать на каждое место в расставленной системе и воспринять происходящее с точки зрения этих членов семьи или же мы просим их занять только некоторые из этих мест, только свое собственное или вообще никакого. Мы можем попросить их войти только в образ-решение или велеть сделать несколько промежуточных шагов, например, осуществить ритуал возврата или поклон.

Во многих сферах деятельности (в социально-педагогическом контексте, индивидуально-терапевтическом сеттинге, на консультации, в центрах защиты детей) расстановка с помощью символов является единственно возможным, а иногда и единственно уместным путем включения в работу метода расстановки. Вскоре участники уже начали экспериментировать с этим в своих сферах деятельности, что стало предметом активного обсуждения.

Далее речь шла о тренировке непосредственного восприятия того, что проявляется в расстановке и указывает на возможное решение. Терапевт «предоставляет себя» расставленному образу. И – с учетом обратной связи от расставленных членов системы – отдается его руководству. Для того чтобы соблюсти последовательность упражнений, мы в определенные моменты прерывали расстановки (только расстановки по супервизионным вопросам).

Затем участники в подгруппах обсуждали свои ощущения, наблюдения, возникшие образы и гипотезы. Они разрабатывали возможные шаги решения и опробовали их. В каждом предложении по решению (даже неверном) было столько потенциальных открытий, что в течение самого короткого времени просто исчезли такие категории, как «правильно» или «неправильно», «хорошо» или «плохо». И пусть такой процесс длился и два, и три часа и требовал (особенно от заместителей) постоянной готовности к участию, как форма упражнения он был воспринят с восторгом.

Переход к самостоятельному ведению расстановок

При переходе участников к самостоятельному проведению расстановок мы использовали вариативные структуры с одной или несколькими «рефлексирующими позициями». То есть упражняющийся руководитель расстановки имел возможность прервать свою работу и попросить поддержки. Вид и способ поддержки обговаривался до начала расстановки. В одной из этих структур трое или четверо коллег образовывали так называемую «рефлексирующую группу». Когда руководитель расстановки их об этом просил, они начинали говорить между собой о своих впечатлениях, наблюдениях и идеях, касающихся решения. Руководитель просто слушал и брал из услышанного то, что помогало ему продолжить работу.

Сам процесс как учебный опыт

Характер мастерской подобных расстановок был для нас экспериментом. Насколько в такой ситуации можно сохранить столь характерную для расстановок интенсивность и концентрацию? Само собой, это было не всегда возможно. Однако удивительно, насколько быстро мы все чувствовали, что ускользаем от них, и как снова и снова нам открывался к ним доступ. Так сам процесс превратился в учебный опыт. Указателями пути нам служили относительно простые структуры. Они создавали надежные рамки для тренировки (чтобы не терять из виду ее цель – расстановку – и не выходить из берегов).

3. Сопутствующая методика и дополнительный инструментарий

Хорошие рамочные условия

Расстановки вплетены в (внешние и внутренние) процессы клиентов, которые следует учитывать и сопровождать. Чтобы суметь хорошо обеспечить расстановку, нужно следить за соответствующими ясными рамочными условиями: это, например, индикация, подходящий сеттинг и верный момент, контекст направления, структура отношений клиента, внутренняя концентрация и ориентированность всех участвующих, соответствующий запрос и многое другое.

Богатство возможных способов действий

Для сопутствующих терапевтических процессов до, во время и после расстановки системы мы включили в программу кое-что из «инструментария», отвечающего основным позициям работы с расстановками. В первую очередь это были разрешающие и исцеляющие фразы Берта Хеллингера, различные разработанные им символические действия и рамки восприятия базовых порядков. Сюда добавились методы из разных психотерапевтических направлений: например, ориентированный на решение образ действий по Стиву де Шазеру, упражнения из НЛП, формы вопросов из системной семейной терапии, работа с историями, ритуалами и метафорами, основы системной теории.

Учиться: «как, так и»

Это краткое описание программы обучения отражает процесс, который мы не раз проходили и в группе. Мы кружили вокруг мнимого «или-или»: не-знание, интуиция, восприятие, с одной стороны, и ремесло, методика, эмпирическое знание – с другой. «Как, так и» открылось нам в одной метафоре: нам удалось увидеть, как при возникновении произведения искусства во все подаренное, созданное в пространстве поля вливаются все умения, все старания и все изученное.

ВСЕ СТАТЬИ

Марианне Франке-Грикш.
Системное мышление и системная работа в школе.

С 1964 года я работаю учительницей в начальной и средней школе. Опыт, который я приобрела за последние 12 лет, проводя семинары по семейной расстановке по методу Берта Хеллингера, дал мне знания, которые я с успехом могу применять и в школе.
Читать далее..

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Принято важное решение по вопросу о развитии «Системно-феноменологической психотерапии (консультирования) и системных расстановок®» в России!
Читать далее..

Системная расстановка – поворотный момент в жизни.

Системная расстановка – поворотный момент в жизни. Даже одна системная расстановка может очень многое изменить в чьей-то жизни. Может даже и вовсе все перевернуть...
Читать далее..

МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА - книга-тренинг

Посвящается мужчинам и женщинам, жёнам и мужьям, любовникам и любовницам, мамам и папам, дочерям и сыновьям, сёстрам и братьям, бабушкам и дедушкам..
Читать далее..

Работает на Amiro CMS - Free