Хайди Байтингер. Нужна ли дополнительная работа после семейной расстановки?

Нужна ли дополнительная работа после семейной расстановки?

Хайди Байтингер

Контекстуальные рамки дополнительной индивидуальной терапевтической работы

Клиенты приходят ко мне с разными проблемами. Большинство записываются на семинары по расстановкам, которые я провожу раз в месяц, и после их окончания я больше не вижу этих клиентов. Иногда кто-то из участников семинара записывается потом на индивидуальную сессию, поскольку нужно поддержать достигнутое или потому что из скрытого пока пласта динамики связей всплыло еще одно переплетение.

Другие клиенты приходят именно на индивидуальную терапию, часто ничего не зная о семейной расстановке и не имея специального желания ее сделать.

В индивидуальной терапии основанием для меня всегда является «семейно-системное» начало. Однако я интегрирую в свою работу и другие ориентированные на решение методы краткосрочной терапии, в частности, гипнотерапию по Милтону Эриксону.

Большинство моих индивидуальных клиентов в определенный момент терапевтического процесса принимают участие в семинаре по расстановкам, особенно если расстановка на индивидуальной сессии не в состоянии развязать комплексное переплетение. Опыт показывает, что в большинстве случаев семейная расстановка является органичным завершением терапии, после чего, как правило, проводится еще максимум от одной до пяти сессий, на которых прорабатываются найденные решения.

Содержательные аспекты дополнительной индивидуальной терапевтической работы

Как уже было упомянуто, с дополнительными сессиями я обхожусь очень экономно. Но я на опыте убедилась в том, что в некоторых обстоятельствах целенаправленная дополнительная работа стимулирует терапевтический процесс и бывает необходима.

Иногда первой реакцией после семейной расстановки становится ухудшение симптоматики, сильное смятение и растерянность. Одна дополнительная сессия, а часто даже просто телефонный разговор помогает клиенту понять это внутреннее движение как переориентацию и внутреннее переструктурирование его души, и тогда он может более спокойно и без опасений дать этому происходить.

Стойкие идентификации

Если человек идентифицирован с другим членом системы и не может из этой идентификации выйти, дополнительная работа может помочь ему еще раз рассортировать свое и чужое, причем с упором на свое, еще раз символически более медленно и отчетливо повторить процесс возврата перенятого и прочувствовать в этом акте свое как физическое ощущение душевного состояния. Работа в трансе дает в таких случаях хорошую возможность еще раз ощутимо войти в контакт с энергетической силой этой слепой связующей любви и затем обратить эту силу на «человека-решение», например, на мать, если замещалась бывшая жена отца.

Иногда важный для клиента член семейной системы нуждается в насыщении недостающими ресурсами. Например, отцу, чтобы он мог по-настоящему быть отцом, часто бывает нужен его отец. Если в трансе клиент визуализует, как движение любви его отца принимается дедом, то обычно после этого отец кажется ему присутствующим более полно и становится более достижимым для его собственного стремления к нему.

Достижение цели прерванным движением любви

Самое большое и важное место в дополнительной работе всегда занимает достижение цели прерванным движением любви. Чтобы прерванное движение любви снова могло течь, особенно в тех случаях, когда один из родителей выказывал перед ребенком сильное презрение к другому, клиентам часто бывает нужна страховка, помогающая им продвинуться дальше, за рамки иногда жесткого и застопоривающегося опыта расстановки.

 

Пример

Когда клиентке было восемь месяцев, ее отец погиб в автомобильной аварии, виновником которой был он сам, поскольку находился в состоянии алкогольного опьянения. О своем отце она отзывалась крайне отрицательно, смотрела на него сверху вниз. Никакого движения любви в расстановке и быть не могло. Только в дополнительной работе перенятый от матери образ отца был провокативно поставлен под вопрос. Затем в состоянии транса ей был сообщен внутренний образ, что отец находится в каждой клетке ее тела, а этой зачахшей отцовской части в ней были даны внушения, чтобы она ожила и наполнилась. И несколько дней спустя клиентка пережила следующий сон наяву: она увидела свои клетки, которые выглядели как маленькие, пустые, расположенные в ряд кастрюльки, внутри которых каталась крошечная точка клеточного ядра. Вдруг в этих ядрах ожил отец, они стали расти, пока не заполнили всю клетку, и теперь у нее «везде были полные кастрюльки». После этого опыта она постоянно чувствовала глубочайший контакт со своим отцом, он был в ней, и она расцвела. Эта дополнительная работа (пять сессий) была необходима для решения, она «закольцевала» опыт, полученный клиенткой в семейной расстановке.

Если при этом клиент вербально резко сопротивляется, я использую диссоциацию сознательного и бессознательного, работаю исключительно с его бессознательным и даю ему возможность вернуться в транс, чтобы снова войти в контакт с ранними ситуациями и чувствами привязанности. Если же клиент не может или не хочет ничего вспомнить, я работаю с «как-будто-реальностями», как будто мать, например, правильно принимает ребенка и глубокое стремление в его душе может достичь своей цели – матери. Когда я метафорически описываю в трансе, где и как движение любви приходит к своей истинной цели, то чаще всего клиент реагирует живым чувством, которое я могу непосредственно подхватить – либо в воображении, либо конкретно со мной, когда я держу его как заместительница.

Идентификация и тяжелые личные судьбы одновременно

Дополнительная работа необходима и в тех случаях, когда клиенты переживают смешение идентификации и личной тяжелой судьбы или травмы.

 

Пример

Мужчина был идентифицирован с братом своего отца, которого его отец, торговец скотом, продал, когда тот был младенцем.

В личной истории клиента в его пятый день рождения повесилась мать. Клиент был совершенно отрезан от своего внутреннего мира, он походил на автомат. Чтобы сначала просто ввести его в эмоциональный контакт с самим собой, нужна была дополнительная работа на обоих уровнях (отдать должное дяде и оставить ему его судьбу, а также принять и отпустить мать). Для мужчины это был совершенно новый опыт. Расстановка помогла пролить свет на динамику; однако внутренним процессам нужна была дальнейшая поддержка.

 

Мой опыт показывает, что и в тяжелых случаях сексуального насилия понимание «Я рад(а) был(а) делать это ради тебя»/ «Я делал(а) это для тебя» требует повторения в индивидуальной ситуации, чтобы добраться до текущей глубоко под этим «измененной» любви и действительно разрешить ситуацию. В дополнение к этому, чтобы собственное снова обрело свое достоинство, могло излечиться и прийти в порядок, здесь полезно использовать метод диссоциации травмы, целительные ритуалы и транс.

Дополнительная работа в случаях двойной идентификации и с соматическими больными

Если клиент находится в двойной идентификации, он часто пребывает в стойком состоянии путаницы. И чтобы отделить свое собственное и снова в него вернуться, требуется отдельное упорядочивание и многократный возврат чужого в визуализованном повторении опыта расстановки.

Соматические больные, приходящие в связи со своим нездоровьем, также часто нуждаются в несколько более продолжительном лечении. В таких случаях я стараюсь создать символически-аналогичное пространство, рамки опыта, в которых внутреннее ощущение при чувственном обращении к больной или болезненной области тела может соединиться с найденной в семейной расстановке разрешающей силой или человеком, в котором заключается решение. В это телесно-визуальное восприятие я часто встраиваю образ воображаемой целительной сцены (как это хорошо и правильно было бы, например, с матерью) или закрепляю в нем конкретно-ощутимое хорошее чувство пришедшего к цели движения любви. Особенно благотворны, по моему опыту, «history-change» и имажинация «нового фильма». Важную роль при этом играют ассоциативные образы, идеи, изменения телесных ощущений и контакт с автономной внутренней автокинезией.

 

Пример

Женщина в течение многих лет страдала от вялости кишечника, что вызывало сильные боли, она почти не могла есть. Ее отец умер, когда ей было семь лет. Она визуализовала свой кишечник как мертвую карстовую пещеру. В трансе мы заполнили эту пещеру воспоминаниями об отце, представили себе важные ситуации ее жизненного пути так, как будто при этом присутствовал ее отец, и как бы наполнили в ней отца. При этом важное место занимало эмоциональное осуществление прерванного движения любви. Кишечник потрясающе быстро регенерировал. Эта работа длилась один час.

Через год после расстановки

За годы наблюдений за внутренними процессами, которые вызывает семейная расстановка, я часто замечала, что примерно через год после расстановки наступает «кризис», к клиенту снова «заглядывает» и проявляет себя обнаруженная в расстановке динамика. Если ее воспринимают, если ей отдают должное как тому, что было и что тоже является частью жизни, она снова может затихнуть и пройти. Кроме того, часто дает знать о себе непроработанный или новый аспект, чья «очередь» теперь энергетически настала.

 

Один мой клиент, которому Берт Хеллингер на семинаре сказал, что ему нужно склониться перед своей болезнью, целый год воспринимал эту фразу так, чтобы без оглядки ринуться в новые медицинские оперативные формы лечения. Спустя год он с тяжелой суицидальной симптоматикой снова пришел на несколько индивидуальных сессий. Только теперь его душа могла воспринять поклон и принять этот внутренний процесс как приносящий освобождение.

 

Исполнит ли терапевт желание клиента провести дополнительную работу, будет ли он – возможно, с помощью некоторых из указанных аспектов – стимулировать следующие разрешающие шаги или не пойдет в этом навстречу клиенту, поскольку за этим скрывается скорее легитимизация проблемы и попытка избежать решения, – остается на усмотрение терапевта и зависит от его восприятия.

Исходя из своего психотерапевтического опыта, я каждый раз решаю вопрос о необходимости дополнительной работы после расстановки только индивидуально с учетом той или иной терапевтической ситуации.

ВСЕ СТАТЬИ

Марианне Франке-Грикш.
Системное мышление и системная работа в школе.

С 1964 года я работаю учительницей в начальной и средней школе. Опыт, который я приобрела за последние 12 лет, проводя семинары по семейной расстановке по методу Берта Хеллингера, дал мне знания, которые я с успехом могу применять и в школе.
Читать далее..

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Принято важное решение по вопросу о развитии «Системно-феноменологической психотерапии (консультирования) и системных расстановок®» в России!
Читать далее..

Системная расстановка – поворотный момент в жизни.

Системная расстановка – поворотный момент в жизни. Даже одна системная расстановка может очень многое изменить в чьей-то жизни. Может даже и вовсе все перевернуть...
Читать далее..

МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА - книга-тренинг

Посвящается мужчинам и женщинам, жёнам и мужьям, любовникам и любовницам, мамам и папам, дочерям и сыновьям, сёстрам и братьям, бабушкам и дедушкам..
Читать далее..

Работает на Amiro CMS - Free