Якоб Шнайдер. Семейная расстановка с помощью фигур в индивидуальной терапии.

Семейная расстановка с помощью фигур в индивидуальной терапии

Якоб Шнайдер

То основополагающее значение, которое приобрели в психосоциальной сфере семейные и системные расстановки в группах и связанная с ними системная работа и феноменологическая психотерапия, привело к проникновению этих методов в различные формы индивидуальной терапии.

Очень многие консультанты и терапевты работают в контекстах, не позволяющих им проводить расстановки в группах, а кто-то, может быть, просто не решается работать с группами. И все же инструментарий расстановок в группах и пронизывающий их дух нравится им настолько, что они ищут путей интеграции метода семейной расстановки в свою индивидуальную работу с клиентами или парами (или даже с семьями и небольшими супервизорскими группами). Простую и прямую возможность этого дает расстановка с использованием фигур или предметов, поставленных или положенных на стол или на пол, которые репрезентируют членов семьи или значимых для расставленной системы лиц.

Фигуры

Далее я буду исходить из своего личного опыта расстановок с фигурами. Вскоре после моего знакомства с семейной расстановкой Берта Хеллингера и первых попыток работать этим методом в группах я обратился к игрушечным фигуркам «Playmobil» моего сына и стал каждый раз брать их с собой туда, где у меня не было возможности опереться в работе на группу: в консультацию по вопросам семьи и брака, в психосоматическую клинику, в маленькие супервизорские группы и на собственную практику.

Мне «нужно было» как-то это делать. Уже после первой встречи с семейной расстановкой в группах я знал, что это «мой» метод и «мой» вид терапевтической работы, неважно, в группах или с отдельными клиентами. То, что для расстановок с фигурами я стал использовать игрушки, произошло без особых размышлений. Просто они оказались под рукой, их легко переносить, они мало отличаются друг от друга – это были обыкновенные фигурки мужчин и женщин в нескольких цветовых комбинациях.

Слава богу, что я не стал тогда никого спрашивать. Так мне удалось без долгих раздумий и возражений со стороны просто набирать опыт работы с фигурами. Насколько мне известно, сегодня этих простых фигурок уже не купить. В принципе, не имеет особого значения, какие фигуры выбрать. (В продаже есть так называемая «семейная доска» с деревянными фигурами.)

 

Но два критерия выбора фигур я все же назову:

 

Фигуры должны быть такими, чтобы терапевту было легко с ними работать. При этом не надо смотреть на то, принимает или не принимает их клиент. Если метод и вспомогательные средства подходят терапевту, то и клиент с ними соглашается – почти всегда.

У фигур должно быть как можно меньше «характера», то есть они должны как можно меньше определять зрительное восприятие и как можно меньше отвлекать на то, что неважно и несущественно. Они важны не сами по себе, а как пространственная проекция взаимоотношений членов расставленной системы. (О пространственной проекции я еще буду говорить ниже.)

 

Работать с фигурами легче, если они позволяют провести минимум простых различий: мужчина и женщина, направление взгляда и, может быть, еще цвет или что-то другое, что дает возможность как-то различать персонажи. Меньшие размеры фигур для обозначения детей уже могут отвлекать, поскольку при определенных обстоятельствах могут внушать в расстановке ориентацию на детский возраст, что нарушает принцип «отсутствия времени» в этой работе.

Предварительный опыт работы с расстановками в группе

И еще одно мне хотелось бы заметить, прежде чем перейти к подробному рассмотрению расстановок с фигурами. Сам я работаю в первую очередь с группами. Моя работа с фигурами в индивидуальном сеттинге целиком строится на примере работы с группами. Я не могу представить себе расстановку с фигурами без опыта расстановок в группе. Поэтому я считаю, что для хороших расстановок с фигурами нужен опыт расстановок в группах, и лучше всего, если он будет включать расстановку собственной семьи, наблюдение системных расстановок в группах или по видеозаписям, но не обязательно собственную работу с расстановками в группах. Я знаю терапевтов и консультантов, работающих с фигурами, которые никогда сами расстановок в группах не проводили. Но я не знаю никого, кто работал бы с фигурами, никогда не видев ни одной расстановки в группе.

Дальше я хотел бы рассказать о том, в каких случаях уместно проведение расстановки с фигурами, как я поступаю на индивидуальных сессиях, если мне нужна расстановка с фигурами, какие инструкции я даю клиенту, а также о том, как я провожу такие расстановки. Затем я остановлюсь на рисках и шансах расстановки с фигурами и в заключение скажу кое-что о расстановках с фигурами и «работе души», а также о том значении, которое имеет при этом методика действий.

Терапевтическое «место» расстановок с фигурами

Процессы решения, о которых идет речь в консультировании и терапии, можно различать следующим образом: во-первых, существуют проблемы, разрешаемые путем изменения поведения, путем научения, с помощью креативности и духовного начала и в некоторой степени – с помощью своего рода умственной активности, освобождающей от блокирующего мышления и действий.

Затем существует область травмы, душевных ран, которые в большинстве своем связаны с прерванным движением любви к матери, к отцу, к другим значимым лицам и к жизни вообще и которые были получены чаще всего в раннем детстве. Здесь решения достигаются с помощью обратных, заживляющих рану процессов между ребенком и значимым для него человеком.

И, наконец, существует обширная область переплетения и высвобождения в отношениях. Проблемы здесь являются результатом глубокой вплетенности в роковые сообщества, прежде всего сообщества семьи и рода, и их последствий, а решения возникают благодаря постижению «порядков любви».

Метод расстановки занимается душевными процессами переплетения и высвобождения. Решения здесь появляются при взгляде на всю систему отношений в целом: каждый имеет равное с другими право на принадлежность и может занимать принадлежащее ему место, каждый сам несет свою судьбу, отказывается от вмешательства в судьбу другого и позволяет остаться позади тому, что позади. Речь здесь идет о жизни и смерти, о счастье и несчастье, здоровье и болезни, о складывающихся и не складывающихся отношениях, о принадлежности и исключенности, о соотношении «давать» и «брать», об уравновешивании и вине, о личном предназначении и замещении.

Таким образом, нами названы, по существу, критерии, определяющие, когда целесообразно проведение семейной расстановки: всегда, когда что-то должно прийти в порядок, успокоиться, завершиться в «групповой душе», когда решению препятствуют переплетения, когда семью обременяют тяжелые судьбы.

Расстановка с фигурами на консультационной или терапевтической сессии

Многие терапевты и консультанты будут интегрировать семейную расстановку с фигурами в свой метод работы и свое базовое понимание терапии. С проблемами переплетения и высвобождения сам я работаю в основном в течение только одной сессии, и вся работа концентрируется на расстановке с фигурами. Но, разумеется, здесь существует большая свобода действий.

Для проведения расстановки с фигурами важны следующие элементы: как и в случае расстановки в группе, в основе расстановки на индивидуальной сессии должны лежать серьезный запрос и сила клиента. В своей возможности помочь терапевт зависит от этой стремящейся к решению энергии и «душевного веса» вопроса клиента. Поэтому вопрос о проблеме и о том, «какой хороший результат должна иметь беседа», является той исходной точкой, ясность и сила которой предрешают «успех» семейной расстановки. Уже в самом начале терапевт и клиент должны знать, на что они направляют свою энергию. Оба они должны ощущать что-то из «групповой души», несущей основы их усилий в поиске хорошего решения.

Однако в начале индивидуальной сессии подлинный запрос клиента и его сила, направленная на решение, часто бывают еще скрыты. Здесь требуется «подведение» к расстановке и лежащим в ее основе душевным процессам. Оно должно быть кратким, должно сразу же уводить от второстепенного и отвлекающего, направлять внимание и энергию на основополагающие семейные процессы и формировать доверие для совместной работы. Обычно я коротко указываю на свой метод работы, говорю о переплетениях в семейных системах и кризисах в отношениях и о тех вещах, на которые я буду обращать внимание. Если у меня уже есть предположение, куда «пойдет дорога», я могу сразу рассказать одну или несколько подходящих к случаю историй. Если же я пока не чувствую направления работы, иногда помогает открытая или раскрывающая «смесь» коротких примеров и наблюдение за реакцией на них клиента.

Основу разрешающих шагов расстановки образуют значимые для этого сведения: важнейшие события в истории нынешней семьи и/или родительской семьи и судьбы в семье и роде. Эта информация, а также то, как клиент ее сообщает, часто уже ведет к глубокому соприкосновению с системой отношений и первому проблеску действующих в ней любви, переплетения и достоинства. Или терапевт сразу чувствует, в каких сведениях есть сила, а в каких нет, упоминает ли клиент о чем-то действительно важном или у него нет решающей информации.

Процесс информирования – это процесс диалогический. Он требует от клиента и терапевта контакта с «душой группы». Он живет главным. Он с самого начала служит решению. И удается он только на основе уважения и согласия перед лицом событий и судеб, о которых идет речь.

В центре системно-ориентированной работы находится сама расстановка с фигурами, обнаружение системной динамики или, лучше сказать, «открытие себя» этой динамике, изменение «мест» фигур в направлении «образа-решения» и произнесение фраз, отражающих переплетение, и фраз, из него высвобождающих.

Руководство перед расстановкой с фигурами

Если человек уже участвовал в семейных расстановках, видел их в группах или знает о них по книгам или видеозаписям Берта Хеллингера, то ему вряд ли нужен какой-либо инструктаж, его можно сразу же попросить расставить членов семьи с помощью фигур. Однако и в этом случае, как и в работе с теми, кто с семейной расстановкой не знаком, я обычно ссылаюсь на расстановки в группе и вкратце рассказываю, как протекает этот процесс. По крайней мере, мне легче, если я работаю с фигурами так же, как в расстановке с заместителями.

Связав, таким образом, расстановку с фигурами и расстановки в группе, я вместе с клиентом определяю, кто из членов системы важен (или важен сначала) для расстановки, и выкладываю нужные фигуры на столик. Затем я прошу его молча, ничего не объясняя, поставить фигуры друг по отношению к другу так, чтобы это отвечало его внутреннему образу, без времени, без оснований, в соответствии с его ощущениями. Обычно никаких проблем с расстановкой у клиентов не возникает.

Если трудности все-таки появляются, то они почти ничем не отличаются от тех, которые возникают в группе. Возможно, это не подходящий момент для расстановки, или у клиента нет внутренней готовности, доверия к методу или к терапевту, или здесь нужна расстановка другой системы отношений, например, не нынешней, а родительской, или наоборот.

Тут, правда, проявляется большой недостаток индивидуальной терапии по сравнению с работой в группе. В группе я имею возможность работать сначала с теми, кто к этому готов. Замкнутые, сомневающиеся и нерешительные люди, наблюдая происходящие у других процессы и участвуя в расстановках чужих систем, могут входить в эту работу постепенно и оставлять больше времени для своего внутреннего процесса. Если клиенту трудно расставить фигуры по отношению друг к другу, иногда я делаю это за него, ориентируясь на собственные чувства на основании полученной информации, а потом прошу клиента поправить мою расстановку. Иногда, если складывается впечатление, что расстановка сделана «из головы», или каким-то образом не согласуется с полученными сведениями, или если клиент поставил все фигуры в одну линию лицом к себе, нужно просить клиента проверить ее еще раз.

Последнее случается постоянно, но это легко поправить, указав человеку на то, что в виде фигуры он тоже присутствует в расстановке, которая должна передавать отношения каждого члена семьи к каждому.

Работа с расстановкой

Расстановка с фигурами служит тому, чтобы вышло на свет переплетение клиента внутри его семейной системы, чтобы для него стало очевидно само переплетение и то, как его развязать, чтобы он мог занять верное место в системе отношений и оттуда принимать, любить и уважать отца и мать, чтобы он мог с любовью отпустить того, кого должен отпустить, и принять в систему и в свое сердце тех, кто был исключен.

Итак, с помощью расстановки с фигурами должна стать явной динамика переплетения и высвобождения. Однако в такой работе нет заместителей с их чувствами и сообщениями. Фигуры ничего не чувствуют и не говорят. Теперь задача терапевта или консультанта заключается в том, чтобы через взаимное расположение фигур «вчувствоваться» в систему и выразить чувства, отражающие семейную динамику.

Можно, конечно, попросить клиента сделать это самостоятельно. Иногда это тоже вызывает свои «ага!»-эффекты. Но, по моему опыту, в том, что касается существенных моментов семейной динамики, клиент слеп. Правда, он обладает неосознанным знанием, иначе не мог бы делать расстановку так, как он ее делает, а терапевт не мог бы вчувствоваться. Но это знание клиент привносит скрытым образом, и задача терапевта, оставаясь посторонним, открыться групповой душе клиента настолько, чтобы это скрытое показало ему себя и могло быть озвучено.

Так как я сразу говорю о расстановке в группе как о «прототипе», то в воспроизведении семейной динамики я тоже беру в пример группу и проговариваю, как чувствует себя чужой человек в роли того или иного члена семьи на том месте, куда его поставили. То есть я передаю не то, как чувствуют себя на этих местах члены семьи клиента, а то, что предположительно чувствуют заместители. Я провожу это различие, поскольку оно позволяет клиенту в какой-то степени дистанцироваться по отношению к находящемуся на переднем плане восприятию членов его семьи, оставляет мне и клиенту больше свободы в восприятии и принятии увиденного, а также потому, что мне так легче корректировать высказывания и обходить сопротивления. Если мои слова по поводу семейной динамики и чувств исполнителей ролей попадают в цель и трогают клиента, то он и без этого находится в более или менее глубоком процессе транса со своей семьей.

Пока я говорю, я наблюдаю за реакциями клиента. Иногда я спрашиваю, соответствуют ли мои ощущения истине и говорят ли они о чем-нибудь клиенту. Если мне удается правильно вчувствоваться в расставленную систему и ее динамику, то клиента я «завоевал» и работе по поиску решения, как правило, больше ничто не мешает. И тогда клиент порой удивленно спрашивает: «Откуда вы знаете?»

Следующий шаг расстановки с фигурами снова такой же, как и в расстановке в группе. Я меняю положение фигур, передаю изменившуюся динамику и изменившиеся чувства, пока не проявится то, что хочет проявиться, и так вплоть до появления образа-решения. Если мои собственные ощущения и ощущения клиента позволяют мне быть уверенным в моих действиях, я просто остаюсь с тем, что мне показывается, и передаю это. Если я не уверен в себе, то снова и снова прерываю этот процесс. Я спрашиваю клиента о его ощущениях в момент движения вместе с его фигурой и фигурами членов семьи, я прошу его предоставить дополнительную информацию или пробую другие, возможно, более точные позиции фигур, пока динамика и решение не проявятся достаточно ясно.

Я прошу клиента вчувствоваться в место-решение и спрашиваю его, как он себя при этом чувствует. Я обращаю внимание на то, приносит ли ему это место облегчение, отражается ли оно на нем освобождающе, целительно или благотворно. Иногда я на этом заканчиваю расстановку с фигурами.

Часто, прежде всего при наличии проблем, не позволяющих клиенту занять новое место в системе, или если решение пока не «схватывает», или кажется, что его нужно углубить и дополнить, я произношу фразы, которые попросил бы сказать клиента в расстановке с группой в тот момент, когда он сам входит в систему вместо заместителя, или фразы, которые я попросил бы заместителей сказать клиенту.

Зачастую это самая важная часть процесса расстановки с фигурами (как и расстановки в группе) – соприкосновение через фразы, обнаруживающие переплетение, а также облегчение и «избавление» во фразах силы. Часто я прошу клиента произнести соответствующие фразы в душе или даже вслух или осуществить во внутреннем образе, а иногда и «вживую» определенные действия, например, поклон.

Если я оказываюсь не прав в своем внутреннем ощущении динамики системы, если у меня не возникает никаких чувств по отношению к расставленным в виде фигур членам семьи и к системной динамике, или если клиента совершенно не трогают мои «образы» по поводу его системы отношений, я прерываю процесс расстановки, собираю дополнительную информацию, рассказываю истории или даже прекращаю расстановку.

Риски и шансы расстановки с фигурами

Опасности расстановки с фигурами и ошибки, которые здесь можно допустить, в основном те же самые, что и в расстановке с группой:

 

терапевт начинает работать при отсутствии у клиента настоящей готовности и силы;

он руководствуется схемами, которые не дают ему увидеть инаковость и новизну каждой расстановки;

он работает со слишком большим количеством информации или у него нет решающей информации;

он руководствуется визуальными шаблонами и ассоциациями и потому не входит в резонанс с душой.

 

Решающим недостатком по сравнению с расстановкой в группе является то, что часто только совершенно неожиданные высказывания заместителей позволяют терапевту проникнуть в динамику системы. Например, не всегда уже по констелляции бывает видно, что один член системы хочет уйти вместо другого, и лишь высказывания заместителя, может быть, на это укажут. Если у терапевта есть такое предположение, в группе ему легче его проверить, тем более что часто очень важные указания на верность подобных предположений дает энергия и участие наблюдающих расстановку членов группы.

Но эта трудность работы с фигурами по сравнению с расстановкой в группе не является фундаментальной. Ведь и в группе динамика, существующая в групповой душе клиента, раскрывается не исполнителями ролей, а душой клиента. Так, и на индивидуальной сессии существует переживание «силы», которая становится ощутимой, если предположение обнаруживает что-то реально существующее.

Последним критерием остается соответствие истине и соприкосновение терапевта и клиента, которое и в расстановке с фигурами тоже часто бывает удивительным. Терапевт видит решение, когда оно появляется, в непосредственном восприятии клиента. Восприятие означает принятие того, что становится явным, появляясь из скрытого. Древнегреческое значение слова «истина» – это «нескрытость». Разрешающее обычно приходит неожиданно и трогает душу, оно приходит тихо и служит действию и миру. Оно воздает должное и идет на пользу всем членам системы.

Как и расстановка в группе, расстановка с фигурами – это тоже шанс, особенно в тех случаях, когда консультант или терапевт чувствует, что ему пока не по плечу групповой процесс. Без ясного взгляда, точного восприятия и определенного руководства со стороны терапевта расстановка в группе тоже может приобрести собственную динамику, уже не соответствующую системе клиента. Кроме того, расстановка с фигурами позволяет избежать опасности слишком сильного привнесения заместителями собственной проблематики. Правда, здесь и меньше возможностей для коррекции предварительных суждений и «слепоты» терапевта. Кроме того, в индивидуальном сеттинге терапевт более подвержен сильному «затягиванию» со стороны клиента.

Работа с фигурами и работа души

В расстановках в группе заместители «резонируют» с душой расставленной системы. Фигуры на это не способны. Они остаются просто предметами, чем-то представляюще-изобразительными. (Фигуры не нужно просить снова выйти из их ролей.)

Расстановкой с фигурами можно ограничиться как работой с образами. В первые годы я так и поступал. Работа с фигурами создавала визуальный мост, наглядно показывала то, о чем шла речь. Это метод, позволяющий делать много косвенных внушений. И часто одно это уже очень помогает. Но расстановка с фигурами способна на большее. Удивительно, как быстро она создает для души пространство, в котором «колеблется» групповая душа, так что клиент и терапевт могут войти с ней в резонанс. Ведь расстановочная работа – это не только работа с образами, она так глубоко волнует и трогает, поскольку дает образам «пространство». «Пространственные образы» отличаются от «плоских» не только тем, что создают правильное измерение для отношений, но прежде всего тем, что из них может «возникнуть» нечто с трудом поддающееся описанию, что ускользает от простого рассмотрения. Они создают что-то вроде «поля колебания».

Таким образом, в расстановке с фигурами клиент и терапевт не в фигурах, а через фигуры входят в резонанс с групповой душой и ее динамикой. В то же время расстановка с фигурами облегчает терапевтический процесс, протекающий «снаружи», и выводит из «сокровенности» мыслей и представлений. Она ближе к действительности, что просто обсуждение происходившего.

Разумеется, поразительно глубокий контакт в работе с фигурами возникает не только благодаря расстановке. «Колеблющееся» связано со словом: со словами, что-то верно передающими, со словами, создающими ясность, со словами, отражающими переплетение, и словами, его развязывающими, со словами любви и силы. А глубокое соприкосновение проявляется в жестах, телесном выражении душевного движения.

Работа с фигурами оказывает глубинное действие лишь в том случае, если, выходя за пределы образного, она переходит в область «полей отношений» и их сил и открывается для освобождающих и целительных диалогов и жестов.

О методической ценности расстановки с фигурами

Кто обладает пониманием глубоких процессов в семейных системах и в душе, тот и без расстановки в группе или с фигурами может работать и находить решение, опираясь только на знание о существенных событиях и судьбах, в глубоком резонансе с душой ищущего помощи и в поиске «постижения». (Постижение – это, по сути, проясняющий сознание процесс транса.)

Но обычно какой-нибудь метод облегчает и терапевту, и клиенту восприятие существенного и важного. Он фокусирует информацию, структурирует процесс и концентрирует внимание. С помощью метода расстановки клиенту и терапевту легче убедиться, что они идут одним путем, открываясь в дороге навстречу тому, что хочет проявиться из скрытого. Они действуют вместе, в том «месте», где находится душа клиента, и не дольше, чем это нужно для решения. Пройдя расстановку с фигурами, с помощью образа-решения клиент берет что-то «домой», что продолжает действовать в его душе и часто лишь со временем раскрывается по-настоящему.

Это сродни воздействию театральной пьесы. Она может захватить уже при чтении. Но все же постановка в театре – это в большинстве случаев более глубокий и впечатляющий опыт, пока она отражает суть пьесы, действительности, служит облагораживанию зрителя и «верно» играется.

ВСЕ СТАТЬИ

Марианне Франке-Грикш.
Системное мышление и системная работа в школе.

С 1964 года я работаю учительницей в начальной и средней школе. Опыт, который я приобрела за последние 12 лет, проводя семинары по семейной расстановке по методу Берта Хеллингера, дал мне знания, которые я с успехом могу применять и в школе.
Читать далее..

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Принято важное решение по вопросу о развитии «Системно-феноменологической психотерапии (консультирования) и системных расстановок®» в России!
Читать далее..

Системная расстановка – поворотный момент в жизни.

Системная расстановка – поворотный момент в жизни. Даже одна системная расстановка может очень многое изменить в чьей-то жизни. Может даже и вовсе все перевернуть...
Читать далее..

МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА - книга-тренинг

Посвящается мужчинам и женщинам, жёнам и мужьям, любовникам и любовницам, мамам и папам, дочерям и сыновьям, сёстрам и братьям, бабушкам и дедушкам..
Читать далее..

Работает на Amiro CMS - Free