Процессуальный подход в системных расстановках

Механтьев Андрей

Занимаясь процессуально-ориентированной психологией, еще до системных расстановок, я привык работать в формате первичный процесс — край — вторичный процесс. В данном контексте, первичный процесс — это то, что мы отождествляем с собой, вторичный — тот, что мы не осознаем, и который проявляется через симптом, через двойные сигналы в отношениях, через оговорки и не относящиеся к контексту жесты и фразы. Вторичный процесс часто является точкой роста для человека, его новым качеством или силой, которую он может присвоить. Край между этими процессами, то есть причина, по которой присутствует разделения на я и не-я, может быть связан с личной, семейной историей, с государством или всем человечеством.

После перехода в модальность системных расстановок появился естественный вопрос: а могут ли подходы процессуальной психологии обогатить метод, сделать работу более эффективной для клиента?

Нередко, когда в расстановке проявлялись тяжелые истории, связанные с событиями прошлого, множеством потерь, и где часто работа останавливалась на признании через разрешающие фразы подобных историй, и производилось изменение фокусировки клиента на целевую область, у меня возникало видение, что если в этот самый момент изменить инструмент (метод), с которым мы смотрим на феноменологию, и, не отменяя признания, в какой-то момент посмотреть на фигуру тяжелого как фигуру края, и сфокусироваться не на ее наполнении, а на том вторичном процессе, который, по определению, стоит за фигурой края, то можно найти ресурс, или даже новое направление движения, жизни для клиента.

Это предположение базируется на положении процессуальной психологии о трех уровнях реальности:

Реальность консенсуса, или обусловленная реальность.

Уровень сновидения.

Уровень сути.

То есть мы уходим с уровня консенсусной реальности (или обусловленной), на уровне которой мы договорились как воспринимать и называть явления и фигуры в расстановке, к уровню сновидения (где проявляются чувства, ощущения, сны), а затем к уровню сути (уровню самых глубоких, едва ощутимых импульсов, предшествующих чувствованию).

Уход от образности, личных историй, контекстов позволил работам стать более глубокими, так как работа шла строго только за телесной реакцией, как у клиента, так и у заместителей, и следующий шаг в расстановке делался только тогда, когда телесная реакция у клиента становилась ресурсной (человек говорил о тонусе, тепле, силе, появившейся уверенности), а фигура края наоборот заявляла о потере тонуса, снижения активности, замедлении, и после вообще оседании.

После работы с каждой фигурой края, и присвоения себе новой силы, часто появлялись новые края, и работа шла до тех пор, пока фигуры края не перестанут появляться. В этом смысле, человек в расстановке встречался со своими страхами, сомнениями, состояниями, и через фокусировку на себе, на своих движениях, на новых осознаниях шел дальше.

Такой подход хорошо себя зарекомендовал при:

· работе с зависимостями;

· работе с отношениями (парными, в организациях);

· работе с телесным симптомом.

Особенности:

· больший акцент на работу с телом;

· все нересурсные фигуры, независимо от их наполнения, считаются фигурами края;

· фигура цели не ставится;

· за фигурами края ставятся фигуры процесса, скрытого за краем;

· производится работа с клиентом (фокусировка на теле, обнаружение процессов, усиление) такая, чтобы он через проявление нового состояния в себе сделал так, чтобы фигура края потеряла энергию и ушла;

· в случае явного указания на семейный контекст производится расстановка;

· клиент играет активную роль в работе.

В самой проблеме уже заключено зерно решения, надо лишь его раскрыть.

Задача: найти и присвоить себе силу, скрытую в проблеме (симптоме).

Поэтому каждая тема, которая проявляется и с которой человек приходит на группу, считается шагом к новой силе.

Итогом работы является трансцендирование — выход к решению, на котором отсутствуют деления на «я» и проблему, где есть «я» с новым состоянием, в котором возникновение проблемы не требуется (т.е. Послание проблемы расшифровано, признано, интегрировано как новая грань, качества, сила).

Механтьев Андрей — сертифицированный специалист по системно-феноменологическому подходу, телесно-ориентированный инсайт терапевт, специалист по процессуальной работе, сертифицированный специалист по системной терапии зависимостей, травматерапевт. Действительный член ППЛ.
ВСЕ СТАТЬИ

Марианне Франке-Грикш.
Системное мышление и системная работа в школе.

С 1964 года я работаю учительницей в начальной и средней школе. Опыт, который я приобрела за последние 12 лет, проводя семинары по семейной расстановке по методу Берта Хеллингера, дал мне знания, которые я с успехом могу применять и в школе.
Читать далее..

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО

Принято важное решение по вопросу о развитии «Системно-феноменологической психотерапии (консультирования) и системных расстановок®» в России!
Читать далее..

Системная расстановка – поворотный момент в жизни.

Системная расстановка – поворотный момент в жизни. Даже одна системная расстановка может очень многое изменить в чьей-то жизни. Может даже и вовсе все перевернуть...
Читать далее..

МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА - книга-тренинг

Посвящается мужчинам и женщинам, жёнам и мужьям, любовникам и любовницам, мамам и папам, дочерям и сыновьям, сёстрам и братьям, бабушкам и дедушкам..
Читать далее..

Работает на Amiro CMS - Free